Принятой концепции миграционной политики не хватает конкретики.
25 Июнь 2012

Мигранты в России
Миграционная политика в Российской Федерации отныне должна согласовываться с концепцией, прописанной до 2025 года. Эта концепция была утверждена президентом России Владимиром Путиным 13 июня. Теперь можно утверждать, что российские власти определились со своим подходом к миграции — явлению, актуальному для России уже не первый год, затрагивающему миллионы людей по разные стороны государственной границы.

Странно, что событие это прошло почти незамеченным. Миграция и мигранты — одна из острых политических тем, обсуждавшихся в том числе во время выборов. Между тем даже люди, сделавшие себе политическое (или публицистическое) имя на критике существующей миграционной политики, отреагировали на документ вяло. А ведь тут есть что обсуждать.

В некоторых странах к югу от российской границы население растет так быстро, а жизнь так тяжела, что мы обречены на долгие годы остаться страной, привлекательной для мигрантов. Население крупных российских городов тоже растет очень быстро, причем в основном за счет приезжих с менее развитых территорий и из-за рубежа. Это создает понятную нагрузку на социальную инфраструктуру городов и порождает потенциальные конфликты. Огромные пространства внутри страны обезлюдели, и игнорировать этот вызов невозможно. Наконец, тема миграции завязана на вопросы о рынке труда, культурных различиях, качестве полиции, коррупции.

По форме

Главная новость в том, что это первый стратегический документ по миграционной политике, который был донесен до стола президента и главой государства подписан. Заместитель директора института демографии ГУ—ВШЭ МихаилДенисенко говорит, что бумага готовилась несколько лет и в ее подготовке принимал участие широкий круг экспертов из различных институтов и ведомств, чьи данные или решения могут повлиять на миграционную проблему.

В первой части концепции классифицируются различные виды миграции (академическая мобильность, долгосрочная и временная миграция, миграция на постоянное место жительство и так далее). Во второй констатируется неудовлетворительное положение с контролем и регулированием миграции, как внутренней, так и иностранной, низкая мобильность российского населения, отсутствие системы привлечения в Россию представителей тех специальностей, в которых она нуждается. Отдельно отмечается практическое отсутствие программ привлечения в Россию лиц с востребованными профессиями на постоянное место жительства и вообще дифференцированного подхода к различным категориям мигрантов. В следующем разделе перечислены меры, которые следует принять для того, чтобы исправить положение. Области, в которых следует сделать это, весьма разно­образны и обширны. Поэтому в документе можно прочитать как о необходимости стимулировать академическую мобильность, упростить въезд инвесторам, так и о мерах по созданию балльной системы оценки мигрантов с точки зрения их привлекательности для России, об открытии иммиграционных центров с возможностью медицинского освидетельствования потенциальных мигрантов в иностранных государствах, а также о разработке системы преподавания русского языка в профессиональных учебных заведениях «в странах с наиболее интенсивными миграционными потоками».

В концепции упоминается необходимость создания специальных фондов по стимулированию переселения в области, проблемные с демографической точки зрения, прежде всего на Дальний Восток. Кроме того, в документе идет речь о мерах, гипотетическая реализация которых может воздействовать не только на миграционные потоки: в частности, постулируется необходимость развития рынка дешевого арендного жилья, формирования сети межрегиональных авиаперевозок и субсидирования расходов граждан на перемещение между восточной и западной частями страны. Эти тезисы для властей новые — миграционная политика впервые поставлена в контекст связности территории страны и ее освоения.

В концепции говорится также о необходимости бороться с незаконной миграцией и о принятии мер по адаптации и интеграции мигрантов. Но именно что говорится. Конкретные меры подобного рода в документе не прописаны.

О принятии концепции впервые было объявлено на встрече президента Путина с главой ФМС Константином Ромодановским. При этом акцент в публичной части этой встречи был сделан на требование ужесточить наказания за нарушение миграционных правил. Складывается впечатление, что сделано это было для того, чтобы новость о подготовке программы привлечения мигрантов на 13 лет вперед получила правильное информационное обрамление: Путин потребовал жестче наказывать незаконных мигрантов.

В самой концепции говорится лишь о «совершенствовании» правовой базы и мер ответственности за незаконную миграцию. Это еще раз подчеркивает, что многие положения документа можно трактовать по-разному в зависимости от обстоятельств, а эти обстоятельства до 2025 года могут поменяться не один раз. Важно в этом смысле обратить внимание на то, как в самой концепции прописан порядок достижения поставленных целей. Предполагается, что до 2015 года будут разработаны нормативно-правовые акты, необходимые для реализации миграционной политики. Затем, в 2016–2020 годах, будут приняты и начнут реализовываться специальные программы государственной миграционной политики. А в 2021–2025 годах планируется оценить эффективность принятых программ и «уточнить основные стратегические ориентиры» в проводимой политике. При этом в самом документе отдельно обозначена только одна цель, достичь которую следует путем регулирования миграционной политики: к 2021 году необходимо остановить отток населения из Сибири и с Дальнего Востока, а к 2026 году — обеспечить приток. При этом центры содействия иммиграции в Российскую Федерацию должны быть созданы вне привязки к конкретным программам уже на первом этапе реализации концепции.

Дифференцировать каналы

Принятый документ практически невозможно оценить без учета конкретных законов или ведомственных инструкций, которые в дальнейшем будут разработаны на его основе. Бывший советник президента в области межнациональных отношенийЭмиль Паин говорит, что не берется оценивать весь документ, однако если говорить о нем в той мере, в какой он касается межнациональной политики, то он не увидел механизмов, при помощи которых могут быть реализованы прописанные в документе благие пожелания. По мнению Паина, невозможно понять, на основе какого мировоззренческого подхода к нации и государству она будет реализовываться, предполагается строить общегражданскую нацию или основываться на философии межкультурных отношений между разными нациями, проживающими на территории России. Впрочем, несмотря на то что этот изъян Паин считает существенным, в целом принятие документа, в котором содержатся целевые установки по отношению к миграции и отражаются взгляды общества и власти на этот процесс, кажется ему важным и необходимым шагом.

Те, кто воспринимает миграцию как угрозу государству и исходит из этого в своих политических взглядах, настроены по отношению к принятой концепции заведомо критически: «Я не готов обсуждать любую концепцию, в которой говорится о том, что Россия нуждается в притоке иностранной рабочей силы. Этот тезис ложный, любые рассуждения на эту тему — лукавая демагогия, приток иностранных работников приводит лишь к деградации нашей рабочей силы и несет тяжелые последствия для российского общества», — говорит националистический публицист, член оргкомитета создаваемой национал-демократической партии ЕгорХолмогоров. Комментируя планы создания иммигрантских центров за рубежом, Холмогоров говорит, что понимает необходимость лишь некоей корпорации трудовых ресурсов, которая могла бы вербовать рабочих за рубежом и в дальнейшем нести ответственность за их пребывание «по примеру монархий Персидского залива». И вообще, «хороша лишь та концепция, по которой пребывание мигрантов в России — личное дело самих мигрантов и все возникающие в связи с этим проблемы не должны являться проблемами российского населения и решаться за его счет». Это, по сути, предельно выраженная форма отрицания любой миграционной политики, кроме запретительной. И о достоинствах либо недостатках конкретного документа, подписанного президентом, это практически ничего не говорит.

Михаил Денисенко считает, что в ближайшее время цели, обозначенные в концепции, станут основой для создания нормативно-правовой базы, и новые законы уже можно будет оценить. Столь долгую подготовку декларативного по сути документа он объясняет именно тем, что каждый пункт требовал согласования со всеми заинтересованными сторонами, и теперь прописанные тезисы найдут дорогу к реализации. Одной из главных новаций, следующих из концепции, должно стать создание тех самых иммиграционных центров, которые смогут привлекать граждан других государств, обладающих востребованной специальностью, на постоянное место жительства в Россию — то есть ориентация на соответствующий опыт таких стран, как Австралия или Канада. «У нас недостает институтов, которые управляют миграцией, нет дифференцированных каналов, ведь по сути кроме соотечественников мы привлекаем сюда только временных рабочих». Подобные центры, а также дифференцированный подход к привлечению работников разных специальностей на российские предприятия должны упорядочить миграционные потоки, но для этого необходимо понимать, кто и в каких количествах нужен России. По мнению Денисенко, заниматься статистическими исследованиями и выдавать данные, на основании которых будут определяться нужные специальности, предполагающие приезд для временной работы или на постоянное место жительства, смогут академические институты и, как он надеется, ГУ—ВШЭ. Создание подобной структуры теоретически может стать одним из наиболее заметных следствий реализации новой концепции.

Мы не вполне понимаем, по какому принципу составлялась концепция, почему те или иные вопросы выделены в ней особо, а другие обозначены лишь в общих чертах. В частности, почему отток населения с Дальнего Востока выставлен в качестве отдельной цели (видимо, в связи с созданием Министерства по делам Дальнего Востока), а проблема внутренней миграции с Северного Кавказа не обозначена вовсе. По словам Константина Ромодановского, прозвучавшим на встрече с Путиным 13 июня, концепция получила положительное заключение от Всемирного банка и Международной организации по миграции (возможно, в том числе поэтому в концепции оговорено, что Россия будет выполнять все обязательства перед вынужденными мигрантами). В концепции предложены разумные новшества для страны, заинтересованной в притоке населения, но задумывающейся о том, кто и зачем приедет жить и работать на ее территорию: например, могут появиться иммиграционные центры и определенная система отбора мигрантов, подкрепленная какими-то измеряемыми статистикой основаниями. Предполагается заранее заботиться об обучении мигрантов русскому языку уже в тех странах, откуда они чаще всего приезжают (однако неясно, за чей счет это будет осуществляться). Впрочем, пока в рамках концепции не принята ни одна программа, непонятно, как на деле будут реализовываться заявленные цели — например, как найдет воплощение пункт о развитии рынка дешевого жилья и когда это может произойти. Все разбитые по этапам цели концепции прописаны туманно. А отвечать за реализацию многих из них придется разве что к 2020 году.    

Источник

WebTRIX WebTRIX © 2008-2017
Создание сайта, поддержка сайта